Следите за обновлениями. Общайтесь с автором.

FacebookTwitterRSS

Брейвик. Эхо гражданской войны.

Брейвик. Эхо гражданской войны.

Пылают станицы, деревья и хаты…
Ах, что же еще здесь поджечь не смогли?

В Норвегии вновь открылся летний лагерь молодежного крыла правящей Рабочей партии. После кровавой бойни устроенной Андерсом Брейвиком в 2011 году лето 2012 года прошло без сборища молодых социалистов на озере Тюрифьорд, где находится печально известный остров Утойя. Поговаривают, что под влиянием произошедшей трагедии многие родители попросили воздержаться своих великовозрастных чад от посещения лагеря. В виду отсутствия достаточного количества желающих прибыть на мероприятие в двенадцатом году, тридцатилетняя традиция была нарушена.

В текущем году Норвежская Рабочая партия провела немалую подготовительную работу по сохранению прерванной традиции и собрала на слёт около 800 участников, тогда как во время трагических событий двухлетней давности на острове находилось 560 человек. Значительно большее число участников должно продемонстрировать их солидарность перед лицом террора. Проще говоря, мероприятие проводится в целях искоренения страха, улучшения настроения и укрепления веры молодых сторонников партии в социализм, мультикультурализм и т.д.

В этот раз молодежь собралась не на острове Утойя, а в деревушке Гульсруд, на берегу того же озера Тюрифьорд. Организаторы позаботились о мерах безопасности. Несколько сотрудников полиции постоянно следят за обстановкой на месте. Два года назад полиции рядом не оказалось, и Брейвик успел убить 69 человек. Перед бойней на Утойе Брейвик устроил взрыв в Осло у здания правительства, где также погибли люди. Всего его жертвами стали 77 человек.

Беззащитные граждане.

Андерс Брейвик, осужденный за двойной теракт и приговорённый (всего!) к 21 году лишения свободы, отбывающий наказание в трехкомнатной камере (спальня, кабинет и спортзал) тюрьмы «Ила» — уникальный злодей для Норвегии и похожих на неё политически стран. Преступные деяния Брейвика высветили целый пласт дефектов заложенных в норвежское государственное устройство.

Правоохранительная система оказалась не готова противодействовать его атаке. Суд, уголовное право, система исполнения наказания не рассчитаны на преступления такого масштаба. Граждане Норвегии системно не защищены от угроз превышающих бытовой уровень.

Политическая ответственность чужда чиновникам.

За то, что ситуация в плане безопасности граждан обстоит таким образом политическую ответственность должно отнести на счёт правящей Норвежской Рабочей партии, которая существует более 100 лет из них около 80 является ведущей или правящей политической силой.

Трагедия на Утойе не стала поводом для правительственного и парламентского кризиса в стране. В связи с делом Брйвика ушёл в отставку только глава полиции Норвегии Ойстен Мэланд, занявший свой пост за пару недель до теракта.

Приличные политики просто обязаны в таких случаях подавать в отставку и посыпать голову пеплом. Для правящей партии было бы этически верным поступком решение о неучастии в выборах, по меньшей мере, в течение пяти лет, что означало бы принятие груза политической ответственности за вскрывшиеся дефекты в государственном строительстве и предоставление возможности их исправления другим политическим силам.

Ни к чему подобному даже попыток предпринято не было. Премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг ограничился принесением извинений за пробелы в работе системы безопасности страны. Данный факт надо рассматривать, как констатацию отсутствия в Норвегии политиков во власти и наличие там исключительно чиновников.

Политическая деградация.

Отсутствие в стране лидеров, не зависящих материально от занимаемых постов и как следствие способных принимать политические решения, напрямую связано с засильем социалистов во всех ветвях власти. Почти полностью упразднив конкуренцию в экономике при помощи высоких налогов и поставив во главу угла принцип «справедливого» перераспределения материальных благ, социалисты обеспечили себе практическое отсутствие конкуренции в политике со стороны правых сил. Без политической конкуренции произошло перерождение когда-то левых политиков в левых чиновников.

Нельзя сказать, что власть чиновников в Норвегии абсолютна и в соответствии с расхожей сентенцией они абсолютно развращены этой властью. Но политическая деградация налицо. Когда на брошенный жестокий и нестандартный вызов отвечают банальным увеличением численности (на слёт собрали в полтора раза больше человек, чем в год трагедии) становится понятно, что возможности отвечающих ограничены. Они исторически исчерпали пространство для политического манёвра. В этих условиях самый изворотливый ум не предложит другого решения, чем было принято.

Косметический ремонт системы безопасности страны и кадровые перестановки не решат проблем в целом. Сам факт бесконечно долгого нахождения левых у власти является источником новых проблем. Политическая система накапливает ошибки, как нездоровые гены при близко родственном скрещивании. Нет сомнений в появлении других вызовов, которые заставят власть «пускать пузыри», не зная, что сказать населению. И каждый раз, когда что-либо случиться правительство будет врать или замалчивать информацию. Норвегия и Европа в целом уже стали не самым безопасными местами в мире. Признание этого очевидного факта для правительств европейских стран политически невозможно. Следом за таким признанием возникают вопросы, не требующие ответов: Кто виноват? Куда идти виноватому?

Маленькая гражданская война.

22 июля исполнится два года со дня, когда Брейвик лишил жизни 77 человек. Кто-то считает его террористом, кто-то невменяемым кровавым маньяком, без разницы — это всего лишь уголовные преступления, осуждение за которые удобно действующей власти. Однако наличие заранее подготовленной идеологической платформы в виде манифеста, а так же выбранные им жертвы, заставляют сомневаться в уголовном характере преступлений.

По форме произошедшее схоже с террористическими актами, но в результате их проведения в большинстве страдают случайные люди. Убитые и раненые Брейвиком, не были для него таковыми. Он определил их в стан своих врагов по признаку принадлежности или связи с Норвежской Рабочей партией.

Если быть математически точным, Брейвик, будучи частью народа Норвегии, противопоставил себя другой его части из-за непреодолимых, по его мнению, политических разногласий. Брейвик спланировал, организовал и развязал маленькую гражданскую войну.

Дать правовую оценку событиям происходящих во время военных действий или гражданских конфликтов в рамках законов мирного времени объективно невозможно. По законам же военного времени, не брать Брейвика в плен, было бы оправдано.

Признание факта гражданской войны влечёт нежелательные для действующей власти разбирательства, требующие дать обществу ответы на комплекс вопросов: о причинах конфликта, позициях сторон, методах противостояния, итогах и т.д. Учитывая не лучшую политическую форму власти в текущее время, максимум, что смогло сделать правительство для своего сохранения — это представить дело в рамках уголовного процесса.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>